Кампания за отмену статьи 212.1 УК России,
которая отнимает право свободно выражать свое мнение
  • 20 марта 2016
  • 28 января 2016
    Доклад “Свобода собраний в России” (фрагмент)

    21 июля 2014 г. вступил в силу Федеральный закон N 258-ФЗ, которым был внесен ряд изменений и дополнений репрессивного характера в Закон о митингах, КоАп РФ, УК РФ, УПК РФ и Закон о полиции. Наибольший объем ужесточающих поправок был внесен в КоАП РФ.

    <…>

    Особую опасность для прав граждан представляет собой введенная статьей 1 комментируемого Закона № 258 — ФЗ новая статья 212.1 УК РФ.

    Эта новелла, одна из серии последних ужесточений УК по политическим мотивам прямо подрывает конституционные права граждан, предусмотренные 31 статьей Конституции РФ и международными обязательствами, а также нарушает принцип единства и системной взаимосвязи законодательства.

    Диспозиция этой статьи является дважды отсылочной, поскольку, во-первых, административная ответственность за «нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, шествия или пикетирования» предусмотрена ст.20.2 КоАП РФ, а, во-вторых, этот порядок установлен Федеральным Законом № 54 — ФЗ «О собраниях, митингах, шествиях демонстрациях и пикетированиях».

    Анализ правоприменительной практики по ст. 20.2 КоАП РФ показывает, что чаще всего ее применяют в случаях участия граждан в несанкционированных (проводимых без предварительного уведомления) сходах, несанкционированных акциях с небольшой численностью участников, не представляющих существенной общественной опасности и даже помех для передвижения других граждан и транспорта, а также и в случаях проведения не требующих предварительного уведомления (согласно ч. 1.1 ст. 7 № 54 — ФЗ) одиночных пикетов (как в отношении их участников, так и находящихся поблизости лиц, как правило — под предлогом будто бы имевших место нарушений правил одиночного пикетирования, часто вследствие действий провокаторов, «присоединяющихся» к пикетчику). Очевидно, что такие нарушения также не представляют практически никакой общественной опасности, хотя иногда формально и содержат состав административного правонарушения, предусмотренного ст. 20.2 КоАП РФ.

    Введение в УК РФ статьи 212.1, стирающей четкое разграничение между административной и уголовной ответственностью привела к целому ряду дополнительных противоречий и угроз для конституционных прав и свобод граждан.

    I. НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ ДИСПОЗИЦИИ СТАТЬИ 212.1 УК РФ.

    В диспозиции статьи 212.1 УК РФ используется терминология, не применяемая в «профильном» законодательстве и не определенная по своему содержанию.

    Так, в примечании к ст. 212.1 указывается, что «Нарушением установленного порядка…, совершенным лицом неоднократно, признается нарушение…, если это лицо ранее привлекалось к административной ответственности за совершение административных правонарушений, предусмотренных статьей 20.2 Кодекса об административных правонарушениях, более двух раз в течении ста восьмидесяти дней».

    Из этой формулировки неясно:

    — должно ли правонарушение, за совершение которого установлена уголовная ответственность, быть совершено в тот же период тех же 180 дней, что и предыдущие «не менее двух»?

    — как сочетаются между собой при применении данной нормы сроки давности административной и уголовной ответственности, предусмотренные соответственно ст. 4.6. КоАП РФ и ст. 78 УК РФ.

    (Согласно ч.3 ст.15 УК РФ преступление, предусмотренное ст. 212.1 УК РФ относится к категории преступлений средней тяжести, поскольку максимальное наказание не превышает пяти лет. Согласно п.б) ч.1 ст.73 УК РФ, лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекло шесть лет. Однако согласно ст. 4.6 КоАП «лицо, которому назначено административное наказание за совершение административного правонарушения считается подвергнутым данному наказанию со дня вступления в законную силу постановления о назначении административного наказания до истечения одного года со дня окончания исполнения данного постановления»).

    — что означает термин «лицо ранее привлекалось к административной ответственности за совершение административных правонарушений»? В частности, относятся ли к числу «привлекавшихся» лица, в отношении которых административное производство было прекращено по нереабилитирующим основаниям?

    Неопределенность диспозиции ст. 212.1 УК РФ уже привела к появлению двух коллизий правоприменения, в дальнейшем называемых прецедентом В.Ионова и М.Гальперина и прецедентом И.Дадина соответственно. Суть различия в правоприменительной практике такова: в прецеденте В.Ионова и М.Гальперина уголовное дело по ст. 212.1 УК РФ было возбуждено после вынесения постановлений и определения наказания по всем четырем правонарушениям в соответствие со ст.20.2 КоАП РФ. Прецедент И.Дадина состоит в прекращении административного производства по четвертому правонарушению, переквалификации его по ст.212.1 УК РФ и возбуждению дела по этой уголовной статье.

    II. НАРУШЕНИЯ ПРАВА НА ЗАЩИТУ.

    Согласно ч. 1 ст.25.5 КоАП РФ «для оказания юридической помощи лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, в производстве по делу об административном правонарушении может участвовать защитник», а согласно ч.2 ст.25.5 «в качестве защитника… к участию в производстве по делу об административном правонарушении допускается адвокат или иное лицо» По ч.3. ст. 25.5 «полномочия адвоката удостоверяются ордером, выданным

    соответствующим адвокатским образованием. Полномочия иного лица, оказывающего юридическую помощь, удостоверяются доверенностью, оформленной в соответствии с законом».

    Таким образом, участие адвоката (и вообще защитника) в производстве дела об административном правонарушении является факультативным (по желанию привлекаемого к ответственности лица), а не обязательным. Такое положение связано с невысокой общественной опасностью административных правонарушений и более мягкими наказаниями за них.

    Более того, согласно ч.2 ст.25.1 КоАП дело об административном правонарушении может быть рассмотрено в суде и «в отсутствие лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении… если имеются данные о надлежащем извещении лица о месте и времени рассмотрения дела и если от лица не поступило ходатайство об отложении рассмотрения дела либо если такое ходатайство оставлено без удовлетворения».

    Право на защиту, однако, гарантировано ч.2 ст.48 Конституции РФ, согласно которой «Каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения». В уголовном судопроизводстве, к сфере которого отнесены противоправные деяния повышенной общественной опасности, согласно ч. 1 ст.51 УПК РФ, участие защитника является обязательным, а согласно ч.3 ст.49 УПК РФ защитник участвует в уголовном деле с момента начала уголовного преследования конкретного лица

    Вновь введенная в действие статья 212.1 УК РФ в значительной степени лишает обвиняемого права на защиту, поскольку в основе состава этого преступления лежат эпизоды предыдущих административных правонарушений, при доказывании которых стандарт обеспечения права на защиту против уголовного обвинения не соблюдался.

    На настоящий момент по двум прецедентам (в отношении В.Ионова и М.Гальперина) можно утверждать о фактическом лишении права на защиту. Постановления судов о привлечении их к административной ответственности были вынесены без участия адвокатов, а в соответствии со ст. 90 «Преюдиция» УПК РФ, Постановления судов по административным делам не могут быть оспорены в рамках уголовного процесса: «Обстоятельства, установленные вступившим в силу приговором или иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках… административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки».

    В прецеденте И.Дадина, когда суд по последнему административному правонарушению постановил прекратить производство дела в рамках административного судопроизводства, направив материалы дела для рассмотрения по ст. 212.1 УК РФ, право обвиняемого на защиту также нарушено, поскольку три предыдущих решения судов в

    отношении административных правонарушений подпадают под действие ст.90 УПК РФ, а по последнему делу, начатому в рамках административного судопроизводства, не было обеспечено участие адвоката с момента его возбуждения.

    Нарушение права на защиту в процессе доказывания вины по уголовному делу может повлечь недопустимость собранных доказательств (ст. 50 Конституции РФ, ч. 3 ст. 7 и ст. 75 УПК РФ), не говоря уже о том, что само по себе является основанием отмены обвинительного приговора.

    III. НАРУШЕНИЕ ПРИНЦИПА ПРЕЗУМПЦИИ НЕВИНОВНОСТИ.

    Вновь принятая с.212.1 УК РФ очевидным образом вступает в противоречие с фундаментальным принципом права, зафиксированным в ч.2 ст.6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод — признанием презумпции невиновности, гарантированным также ч.1 ст. 49 Конституции РФ: «Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда». Федеральные законы, а именно ст.1.5 КоАП РФ и ст.14 УПК РФ подтверждают этот принцип в отношении, соответственно, административных правонарушений и преступлений. Таким образом, принцип презумпции невиновности являестся фундаментальным и универсальным. Однако, с учётом содержания диспозиции ст. 212.1 УК РФ, виновность лиц, привлекаемых по ней к уголовной ответственности, фактически предрешена, и в лучшем случае предметом доказывания, по которому должна быть опровергнута презумпция невиновности, является лишь последний эпизод. (как это имеет место по делу И. Дадина). В иных же случаях (дела В. Ионова и М. Гальперина), где эпизоды уголовного дела полностью совпадают с эпизодами административных правонарушений, презумпция невиновности нарушается полностью.

    IV. НАРУШЕНИЕ ПРИНЦИПА НЕДОПУСТИМОСТИ «ДВОЙНОГО» НАКАЗАНИЯ ЗА ОДНО ДЕЯНИЕ.

    В основу правовой системы РФ положен международно признанный универсальный принцип справедливости. Общее положение ч.1 ст.50 Конституции РФ («Никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление») получило развитие в УК РФ и КоАП РФ. В отношении преступлений принцип справедливости сформулирован законодателем в ст. 6 УК РФ, часть 2 которой запрещает повторное наказание за одно и то же преступление. Аналогичные положения сформулированы в отношении административных правонарушений в ч. 5 ст. 4.1 КоАП.

    В части недопустимости двойного наказания за одно и то же противоправное деяние прецедент возбуждения уголовного дела по ст. 212.1 УК РФ против В.Ионова и М.Гальперина демонстрирует изначальную противоправность самой рассматриваемой статьи, поскольку и В.Ионову, и М.Гальперину уже было вынесено судебное решение, а в отношении М.Гальперина установленное судебным решением по делу № … от….. 2015 г. наказание по ч.8 ст. 20.2 КоАП РФ в виде 30 суток административного ареста уже исполнено. В общем случае, наличие уже вынесенных судом и вступивших в законную силу постановлений о привлечении к административной ответственности препятствует возбуждению дела по ст. 212.1 по тем же фактам.

    В прецеденте И.Дадина формально уголовное дело по ст.212.1 УК РФ заведено по факту последнего правонарушения, преследование по которому в рамках КоАП РФ по ст.20.2 было прекращено постановлением суда и дело было переквалифицировано по ст. 212.1 УК РФ. Однако такое «перерастание» административного правонарушение в преступление давно признано нарушающим принцип справедливости, в связи с чем все подобные нормы были исключены из уголовного законодательства РФ. Таким образом, ст. 212.1 УК РФ нарушает конституционный принцип справедливости, влечёт повторное и несоразмерное наказание за одно и то же деяние, к тому же не являющееся по степени общественной опасности преступным.

    Еще в большей степени принцип справедливости нарушается предусмотренными ст. 212.1 УК РФ санкицями.

    Так, по данным Росстата среднемесячная заработная плата в России в 2014 г., когда была принята статья 212.1, составляла 29 960 руб. Таким образом, минимальный штраф, предусмотренный ст. 212.1 УК РФ в размере 600 000 руб., составляет 20,03 среднемесячных зарплаты, а максимальный (1 000 000 руб.) — 33, 38 среднемесячных зарплат на момент принятия Федерального Закона № 258 — ФЗ, что делает выплату указанных штрафов практически нереальной, а сами штрафы очевидно несоразмерными и не соответствующими общественной опасности содеянного.

    Еще ярче нарушение принципа справедливости проявляется при сопоставлении максимально возможной по ст. 212.1 УК РФ санкции — лишение свободы на срок до пяти лет, с санкциями за другие преступления. Исходя из этой нормы, меньшую общественную опасность представляют, например, такие преступления, как:

    — Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (ч. 1 ст. 112 УК РФ — до трех лет лишения свободы);

    — Истязание (ч. 1 ст. 117 УК РФ — до трех лет лишения свободы);

    — Развратные действия в отношении лиц, не достигших 16 лет (ч. 1 ст.135 УК РФ — до трех лет лишения свободы);

    — Незаконное помещение в психиатрический стационар (ч. 1 ст.128 УК РФ — до трех лет лишения свободы),

    или равную опасность для общества с таким преступлением, как:

    — Использование рабского труда (ч. 1 ст.127² — до 5 лет лишения свободы),

    и почти столь же высокую опасность, как изнасилование (ч. 1 ст. 131 УК РФ — от трех до шести лет лишения свободы).

    (В подготовке доклада принимали участие: Московская Хельсинкская Группа, Движение «За Права Человека», Комитет 6 мая, ОВД-Инфо, Русь Сидящая, Союз Солидарности с политзаключенными, Мемориал, ПАРНАС, Партия 5 декабря, Гражданская Инициатива, Демократический Выбор, «Яблоко», ОДД «Солидарность»).

  • 19 января 2016
    ОВД-Инфо: «Ильдар Дадин: обвинительное заключение»

    Пока Преображенский районный суд Москвы не может найти Владимира Ионова, чтобы вынести решение по его делу о неоднократных нарушениях порядка проведения публичных мероприятий (заседание в очередной раз перенесено — на 19 января, а Ионова не могут доставить в суд, поскольку он уехал из России), ОВД-Инфо публикует обвинительное заключение по делу Ильдара Дадина, приговоренного к трем годам колонии по той же статье.

  • 19 января 2016
    Позиция защиты И.И. Дадина по антиконституционности ст. 212.1 УК РФ

    Статья 212.1 УК РФ введена Федеральным законом «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования законодательства о публичных мероприятиях» от 21.07.2014 № 258-ФЗ. Статья 212.1. Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования, если это деяние совершено неоднократно, –

    наказывается штрафом в размере от шестисот тысяч до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок.

  • 12 октября 2015
    ОВД-Инфо: «Ирина Калмыкова: обвинительное заключение»

    1 октября в Тверском районном суде началось рассмотрение дела активистки Ирины Калмыковой, обвиненной в неоднократном нарушении правил проведения публичных мероприятий. Это четвертое дело по появившейся в июле 2014 года статье 212.1 УК.

Преследуемые по статье 212.1 УК России

В этом разделе собрана информация о людях, которых преследуют за участие в мирных акциях протеста. На них заведены уголовные дела по статье 212.1. Большинство эпизодов, которые легли в основу уголовных дел – сфабрикованные полицией административные протоколы, когда людей задерживали во время проведения одиночных пикетов и мирных собраний, не требующих подачи уведомления.

Ситуация вокруг этих уголовных дел – сигнал для каждого порядочного человека. Если позволить государству расправиться с одними, то неизбежно настанет черед других, и список будет пополняться.

Наша общая цель – этого не допустить.

Система

Преступления совершает не абстрактное государство, а конкретные люди. У беззакония есть имена, и мы собрали их здесь, чтобы они не затерялись в водовороте неизбежных перемен.

Это депутаты, которые инициировали принятие закона об уголовной ответственности за мирные акции протеста, это прокуроры, следователи и судьи, руками которых фабрикуются дела и выносятся неправосудные решения. Эти люди должны знать, что о них помнят, что их имена звучат, и рано или поздно их призовут к ответу.

В рамках кампании «Право не молчать» мы будем добиваться в том числе и персональных санкций в отношении преследователей Ильдара Дадина, приговоренного за мирные акции протеста к 3 годам лишения свободы.

Расскажи друзьям и знакомым

Поделиться
Запинить