Кампания за отмену статьи 212.1 УК России,
которая отнимает право свободно выражать свое мнение

ОВД-Инфо: «Назад, в эпоху советского уголовного права»

20 января 2016

В январе 2015 года в Госдуму был внесен законопроект, предполагающий существенные изменения Кодекса об административных правонарушениях. Адвокат Максим Крупский, подготовивший независимую антикоррупционную экспертизу проекта, рассказал ОВД-Инфо, чем могут обернуться предполагаемые изменения КоАП для участников уличных акций.

Положительных изменений для участников публичных мероприятий этот законопроект не содержит в принципе. Негативные изменения связаны, главным образом, с повышением размеров наказания и ужесточением порядка привлечения к ответственности.

Так, например, законопроект предусматривает безусловное увеличение сроков административного ареста за нарушения на публичных мероприятиях до 30 суток. Сейчас этот размер наказания предусмотрен только по «тяжким» составам — часть 8 ст. 20.2. КоАП РФ, когда речь идет о тех самых повторных нарушениях. Авторы законопроекта, очевидно, посчитали, что этого недостаточно, поэтому решили распространить такой размер ответственности на все случаи нарушений на публичных мероприятиях. Например, сейчас часть 2 статьи 20.2. КоАП РФ говорит о том, что неподача организатором публичного мероприятия уведомления о его проведении в госорганы может караться административным арестом на срок до 10 суток. В случае принятия законопроекта этот срок увеличится в три раза. При этом надо понимать, что речь идет даже о тех случаях, когда человек привлекается к ответственности по данной статье впервые. Объективных причин к увеличению ответственности в три раза просто не существует.

Еще одним нововведением является наложение запрета на назначение наказания ниже низшего предела за так называемые «грубые» правонарушения. Понятие «грубое» правонарушение — тоже новинка. Стоит отметить, что определение этого понятия, содержащееся в законопроекте, вызывает множество вопросов. Однако, сравнивая его с признаками составов правонарушений, предусмотренных ст. 19.3. и 20.2. КоАП РФ и размером санкций, которые ими предусмотрены, можно придти к однозначному выводу, что наиболее часто применяющиеся в делах о нарушениях на митингах статьи 19.3. и 20.2. КоАП РФ в любом случае подпадают под определение грубых правонарушений. И, следовательно, по логике законопроекта назначение наказания ниже низшего предела по этим статьям будет прямо запрещено. Это предложение авторов проекта прямо противоречит позиции Конституционного Суда РФ и уже по одной этой причине должно быть исключено из документа или, по меньшей мере, отредактировано. Поясню. Существует Постановление Конституционного Суда от 14.02.2013 № 4-П «По делу о проверке конституционности Федерального закона „О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и Федеральный закон „О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях“ в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы и жалобой гражданина Э. В. Савенко“, в котором прямо указал: Федеральному законодателю надлежит — исходя из требований Конституции Российской Федерации и с учетом настоящего Постановления — внести необходимые изменения в правовое регулирование минимальных размеров штрафов за административные правонарушения, предусмотренные статьями 5.38, 20.2, 20.2.2 и 20.18 КоАП Российской Федерации. Впредь до внесения в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях надлежащих изменений размер административного штрафа, назначаемого за указанные административные правонарушения гражданам и должностным лицам, может быть снижен судом ниже низшего предела, установленного за совершение соответствующего административного правонарушения». По сути это Постановление было просто проигнорировано.

Наконец, законопроект вводит новый вид наказания за нарушения на публичных мероприятиях — запрет на участие в публичном мероприятии на определенный срок. Пока довольно сложно прогнозировать на тему того, как данный вид наказания будет применяться судами и за какие именно правонарушения, предусмотренные статьей 20.2. КоАП РФ, он будет назначаться. Об этом мы узнаем только после того, как законотворцами будет сочинен проект Особенной части КоАП РФ — это нас еще ждет впереди, я думаю. Еще больше вопросов вызывает порядок контроля за исполнением данного наказания. В конце концов сложно себе представить, что на виновного наденут браслет по типу того, который носил Алексей Навальный, находясь под домашним арестом, и будут отслеживать все его перемещения. Иного способа исполнить данное наказание я не вижу. Разве что приставить к каждому гражданину, несущему такое наказание, персонального сопровождающего сотрудника полиции. Но эта затея, очевидно, также окажется провальной. В этом смысле с запретом на посещение спортивных мероприятий, существующим, насколько мне известно, в Англии, гораздо проще — человека просто можно не пускать на стадион. Не пускать на публичное мероприятие — невыполнимая задача, если только законодатель не додумается ввести обязательный паспортный контроль для участников таких мероприятий.

Однако, самым опасным предложением разработчиков я считаю окончательное законодательное закрепление «повторных» и «неоднократных» правонарушений. Вводя эти понятия, авторы законопроекта фактически легализуют возможность привлечения граждан к ответственности дважды за одно и тоже правонарушение. Представьте себе, гражданин N выходит 1 января на несогласованный митинг. Его задерживают и осуждают, назначая наказание по ч. 5 ст. 20.2. КоАП РФ в виде штрафа в размере 10 тысяч рублей. Тот же человек, спустя два месяца снова выходит на несогласованный митинг, его снова ловят и он снова должен предстать перед судом. По логике законопроекта его уже должны судить по другой норме — ч. 8 ст. 20.2. КоАП РФ, минимальное наказание по которой уже в 150 тысяч рублей. Смотрите, характер и степень опасности правонарушения остались абсолютно прежними, тем не менее, норма почему-то уже другая, а минимальное наказание выше в 15 (!) раз. При этом судья при квалификации действий гражданина будет вновь учитывать то правонарушение, которое было совершено 1 января, для того, чтобы установить признак «повторности» правонарушения. Именно здесь и кроется антиконституционное положение, предложенное авторами законопроекта.

Пример, который я описал, уже является рабочим — эти нормы действуют. Но разработчик, продолжая утверждать эти положения, предлагает потенциально распространить их на все остальные составы. Так что, не удивляйтесь, если в скором времени у нас появятся в виде отдельных составов повторное превышение скорости, повторное мелкое хулиганство и повторное оскорбление. Самое главное, что эти положения фактически возвращают нас назад, в эпоху советского уголовного права, в котором существовала фигура рецедивиста. Тогда любое преступление, совершенное рецидивистом, априори рассматривалось, как более тяжкое, несмотря на то, что характер и степень общественной опасности ничем не отличались от случаев совершения того же самого преступления обычным гражданином. Налицо — нарушение принципа равенства всех перед законом. И сегодня мы видим, как это нарушение вновь приобретает силу закона. Впрочем, на формулировку уголовного состава это конкретное нововведение не повлияет — в Уголовном Кодексе эти нарушения уже допущены, благодаря нескольким вступившим недавно в силу статьям (например, 212.1).

Максим Крупский

Расскажи друзьям и знакомым

Поделиться
Запинить